Комментарии

Жизнь видел сердцем и душой

20 марта

414

0

Воистину, нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой! Глядя на фотографию давних лет, на которой запечатлены милые, красивые дети и двое взрослых, невольно думается: счастливая семья и все у них хорошо. Но вот взор останавливается на мужчине с повязкой на глазах.

Никита Лукьянчиков родился в 1914 году в селе Жигаево. В 1938-м его и друга односельчанина Егора Лазарева призвали в РККА. Егор попал на войну с финнами, а Никиту направили в инженерное училище обучаться саперному делу. Приобретя нужные и очень важные навыки сапера, был демобилизован домой. К тому времени Никита Лукьянчиков уже был женат – на местной красавице Анне, которая родила в 1937 году первенца – дочь Юлиану. Юля плюс Анна – одно целое, мать и дочь.
А товарищ Егор так и остался лежать в земле где-то там, на северных рубежах линии Маннергейма. Осталась вдовой его молодая жена, осиротел ребенок. Жигаевские женщины голосили вместе с Дуней, утешали ее в горе. Никита стал помогать семье друга.
… 22 июня 1941 года, во второй половине дня, колхозный учетчик разнес по улицам Жигаево страшную весть: началась война с гитлеровской Германией. Яблочный Спас выдался проводами на фронт мужей, отцов, сыновей.
Анна Лукьянчикова с дочками Юлей и Валей не сдерживали своих слез. «Я вернусь» – пообещал Никита семье.
В эти тяжелые и горькие дни для Отечества были призваны сотни мужчин из окрестных сел и деревень. Новобранцы шли на Брянск. Вскоре объявились агитаторы, сеющие панику и страх. «Расходитесь по домам. Немцы уже в Москве» – говорили они. Некоторые из призывников поддавались ничтожной агитации, бежали. Дома они рассказывали, как «геройски» сражались с врагом. А в период оккупации фашистами села Жигаево объявились их пособниками, полицаями. Принимали участие в кровавых расправах над мирным населением.
Истребительный батальон преданных Родине солдат, в который вошел Никита Лукьянчиков, ставший помощником командира взвода саперов, совершал скрытый свой рейд на Москву. Саперы взвода Лукьянчикова минировали подступы немцев к столице. Во дворе было 25 повозок, и трудяги-лошади везли взрывчатку, патроны, кабель. В трескучие морозы лошади помогали бойцам, обогревали их – те устраивались между боками умных животных.
В ноябре пришло пополнение из сибиряков. Саперы делали свою нелегкую, ювелирную работу подрывника. Разминировали вражеские смертоносные участки, ставили свои мины. При выполнении очередного задания погибли земляки из Жигаево: Степан Андреевич Пахомов, Емельян Петрович Кошелев. Их похоронили на Смоленщине, где многострадальная земля покрыта пеплом сожженных деревень и сел. Смерть боевых товарищей заставляла старшего сержанта Лукьянчикова быть всегда готовым к изощренным «сюрпризам» врага.
В разгроме фашистов над Москвой, провале гитлеровской операции «Тайфун» есть и доля Никиты Лукьянчикова, мужественного и верного ратника Отечества. Далее была Огненная Курская битва. Враг нес неимоверные страдания и бедствия советскому народу. В тяжелейших сражениях Красная Армия разгромила гитлеровские полчища на священной курской земле, обильно политой кровью русских солдат и офицеров.
Осень 1943-го. Широким фронтом, с ожесточенными боями советские войска устремились на запад. Путь был тяжелым. Форсировать водную преграду шириною до 900 метров являлось наиважнейшей задачей по разгрому фашистов и окончательному изгнанию его с родной земли. Впереди была дорога на Берлин. Взвод саперов старшего сержанта Лукьянчикова разминировал пути следования наших частей, наводил понтонные переправы. Все это совершалось под непрерывным обстрелом со стороны противника.
Немецкий «Восточный вал» представлял собой сплошную линию дотов и мощных укрепрайонов. В одном из прохождений по разминированию участка прохода наших войск Никита Лукьянчиков обнаружил вражеские мины нового образца, о чем сообщил командиру взвода лейтенанту Петрову: «Надо доложить в штаб. Может, там есть документация трофейная по разминированию этих снарядов?». «Времени на ожидание у нас нет, — ответил Петров и сам стал работать по обезвреживанию мины. Какой был силы взрыв, Лукьянчиков не мог вспомнить. Это были новые мины – «этажерки». Сама мина устанавливалась глубоко в земле, а фиктивный запал – на поверхности, как у обычной. Девятнадцать суток Никита пролежал без сознания в Алма-Атинском госпитале. Когда пришел в себя, узнал, что лейтенанта Петрова разорвало на куски.
Хирурги медсанбата творили невозможное, чтобы вернуть хоть маленькую полоску света смелому саперу. Однако оба глаза вытекли полностью. «Отправьте меня в приют, — просил Никита врачей. – Кому я нужен, обуза такая. Напишите жене и детям, что я погиб. Им будет легче. Время затянет рану». Врач-профессор и медсестра Лидочка убедили героя, что домой надо ехать обязательно, там встретят его любящие Анна и дочери. Лидочка сопровождала Лукьянчикова до Конышевки. Людская почта – самая скорая. Жене Анне сообщили, что муж ее ждет на полустанке. Она разом побледнела и охнула, поняв чутким сердцем о чем-то неладном.
Гнала запряженную в телегу лошадь, приговаривая: «Давай, миленькая, побыстрей! Ну, еще чуток!». Анну встретили женщина и родной муж. Никитушка, с марлевой повязкой на глазах, но живой, с целыми руками и ногами. Сколько же слез было пролито при встрече!
Никита Афанасьевич и Анна Егоровна Лукьянчиковы проживут в любви неземной, в ладу и невообразимо чутком понимании друг друга, семьи своей более пятидесяти лет. Родят еще двух детей – сына Ивана и дочь Веру. Иван Никитович Лукьянчиков станет учителем, потом директором Жигаевской школы, председателем сельсовета. Отец был для детей примером глубокого мужества, самообладания и человечности. Никита Афанасьевич любил, когда в кругу семьи читали романы, повести. О войне тоже. Он слушал и видел душой и сердцем жизнь саму, картину реальных событий.
Вспоминаются слова поэта-фронтовика Эдуарда Асадова, тоже лишившегося зрения на войне: «Не извиняйтесь, что меня в толпе случайно задели. Зато я знаю, что рядом со мной живые люди». Когда шел дождь, Никита говорил жене и детям: «Посмотрите! Вон там, какая красивая радуга в небе!». И действительно, на небе играла радуга.
За воинские подвиги старший сержант Н. А. Лукьянчиков, помощник командира взвода 297 отдельного саперного батальона 3-го Белорусского фронта, в 45-м был удостоен орденов Боевого Красного Знамени и Отечественной войны I степени!

Александр КОВАЛЕВ,
член Союза журналистов
России, краевед

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Читайте так же